Зондеркоманда 7а (S 7a).

Зондеркоманда 7а (S 7a). Зондеркоманда 7а входила в состав айнзатцгруппы Б (EG B) и имела около 100 человек служащих SD, криминальной полиции, гестапо, полиции безопасности и резервистов

Зондеркоманда 7а входила в состав айнзатцгруппы Б (EG B) и имела около 100 человек служащих SD, криминальной полиции, гестапо, полиции безопасности и резервистов Waffen-SS. После начала операции «Барбаросса» S 7a была усилена взводом 2-й роты 14-го полка SS под командованием унтерштурмфюрера SS Темпфера.
Рассмотрим несколько эпизодов деятельности S 7a.
В феврале 1942 года зондеркоманда находилась на территории Брянской области и первоначально была разделена на две группы: в Трубчевске действовала группа под командованием командира S 7a оберштурмбанфюрера SS Альберта Раппа, в то время как в Стародубе действовала группа под командованием гауптштурмфюрера SS Матшке.
После прибытия в Трубчевск группы S 7a и подразделений вспомогательной полиции, Рапп установил тесный контакт с бургомистром Павловым. Павлов указал Раппу на наличие в городе интерната для больных детей и необходимость его ликвидации.
Оберштурмбанфюрер SS Альберт Рапп принял решение ликвидировать всех пациентов интерната с целью экономии продовольственных запасов города, часть которых уходила на снабжение интерната.
Расстрел пациентов, в основном это были душевнобольные дети, проходил на территории больницы, в старинном водостоке, который имел подземный купол около 20 метров шириной и уходил глубоко под землю. На поверхности водоток имел колодец диаметром 1 метр. Во время расстрела жертвы падали в колодец и их тут же уносил бурлящий поток подземного водотока. В расстреле участвовала вспомогательная полиция Павлова, которая обеспечивала оцепление местности и подводила больных к колодцу во время расстрела. Непосредственно казнь осуществляли члены S 7a по отработанной схеме (выстрел в затылок) и с использованием привычного для таких акций оружия пистолета Вальтер PP кал 7,65 мм. Каждый служащий S 7a должен был застрелить несколько человек. Всего было расстреляно 40 человек. Во время этой акции Рапп и бургомистр Павлов стояли во дворе и наблюдали за происходящим.
Следует отметить, что в период пребывания S 7a в Трубчевске, Павлов постоянно восхищался командиром зондеркоманды: называл Раппа «полковником», высказывался о невероятных способностях Раппа, называл его «самым способным офицером германской армии». Павлов беспрекословно выполнял приказы командира S 7a, называя все распоряжения Раппа «святыми».
Теперь рассмотрим ситуацию, которая сложилась в Стародубе после того, как группа Раппа покинула этот населенный пункт, приказав группе Матшке ликвидировать еврейское население Стародуба.
После оккупации Стародуба немецкими частями, в сентябре 1941 года в город прибыла зондеркоманда 7b (S 7b). Зондеркоманда провела регистрацию советских граждан еврейской национальности, после чего все эти люди 30 сентября были согнаны в гетто на окраине города.
Гетто находилось на поле и представляло собой несколько хижин огороженных забором из колючей проволоки. В гетто содержались люди всех возрастов (мужчины, женщины и дети). Охраной гетто занималась вспомогательная полиция. Условия в гетто были ужасающие: продовольственное снабжение практически отсутствовало, медицинская помощь жителям гетто не оказывалась. Люди страдали от холода и голода. Трупы умерших складывали в сарай на территории гетто.
После отъезда группы Раппа, Матшке приказал соорудить ров для братской могилы. Для этого были задействованы саперы Вермахта, которые с помощью артиллерийских боеприпасов подрывали промерзший грунт на месте будущей могилы. После этого углублением рва занимался персонал вспомогательной полиции.
Ров имел глубину 2 метра, длину 10 метров несколько метров в ширину. Ров находился в 500 метрах от гетто в небольшом перелеске. К месту расстрела евреев конвоировала вспомогательная полиция. При этом евреев заставили перетащить трупы из сарая и сбросить их в ров. После этого все люди, в том числе и грудные дети, были расстреляны. Расстрел осуществлялся поочередно несколькими стрелками из пистолетов PP. При расстреле детей Матшке приказал сначала расстреливать родителей. После этого один из служащих зондеркоманды брал грудного ребенка за руку, высоко поднимал его и выстрелом из пистолета в затылок убивал. Матшке следил за тем, чтобы весь персонал зондеркоманды поочередно участвовал в расстреле. Сам расстрел продолжался около двух часов. Во время этой казни зондеркоманда понесла потери: пистолетная пуля рикошетом отскочила от обледеневшей стенки рва и попала служащему S 7a Глокману в сердце.
Группа Матшке провела в Стародубе еще одну акцию: на том же месте были расстреляны 120 коммунистов и пленных красноармейцев, подозреваемых в партизанской деятельности. Военнопленные были доставлены в Стародуб из Погара и Понуровки. На следующий день S 7a с трупом Глокмана вернулась в Клинцы. Вышестоящим инстанциям руководство зондеркоманды сообщило о том, что Глокман погиб в результате боя с партизанами.
После прибытия в Клинцы S 7a организовала новую волну арестов советских граждан. При содействии русской вспомогательной полиции, зондеркоманда схватила несколько сотен евреев и цыган. Среди арестованных преобладали женщины и дети.
Место следующей акции было определено на окраине Клинцов. Саперное подразделение Вермахта при помощи взрывчатки взломало основательно промерзший грунт, после чего на этом месте был сооружен ров длиной 10 метров, шириной 2 метра и глубиной около 2 метров. Жертвы были доставлены к месту расстрела на грузовых машинах. Для проведения ликвидации был мобилизован весь персонал зондеркоманды, в том числе и взвод SS Темпфера. Из подразделений GFP было организовано оцепление места казни.
На краю рва находились от 5 до 10 членов зондеркоманды, которые должны были меняться в процессе казни. На бруствере также были установлены ящики с патронами, чтобы стрелки перезаряжали оружие непосредственно во время убийств. В самой яме также находилось несколько служащих S 7a, которые должны были добивать еще живых жертв из пистолетов-пулеметов.
Перед расстрелом людей заставляли полностью раздеваться. Вся одежда, также как деньги и ценности, были изъяты русской вспомогательной полицией. Затем полицейские подводили людей к яме. Большинство советских граждан были спокойны, лишь немногие умоляли о пощаде. Людей убивали выстрелом из пистолетов PP в затылок, после чего трупы сбрасывали в ров. Женщины должны были нести ко рву своих маленьких детей, где служащие S 7a отнимали детей и удерживая их на вытянутой руке надо рвом, стреляли детям в голову.
Во время этой акции произошел конфликт между офицерами Вермахта и членами S 7a: после того, как к яме начали подводить женщин с маленькими детьми, армейские офицеры полевой комендатуры потребовали прекратить акцию, называя членов зондеркоманды палачами. Однако Рапп казнь продолжил, приказав нескольким служащим S 7a увести армейских офицеров от места казни. Всего во время этой акции было расстреляно 300 человек.
В начале марта S 7a получила несколько автомобилей, среди которых был автофургон, оборудованный для убийства людей газом. Фургоны прибыли 23 февраля в Смоленск и были распределены между подразделениями айнзатцгруппы: E 8 получила один такой автофургон Saurer номер Pol 71462, E 9 фургон под номером Pol 71457; два фургона меньших размеров были переданы S 7a и S 7b после «пробного» использования айнзатцкомандой 8. После пополнения, оснащенность S 7a автотранспортом составила: 23 легковых автомобиля (один автомобиль с рацией), 3 грузовых автомобиля и один автофургон-«душегубка».

Источник

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *